У Ш У

Термин "ушу" получил широкое распространение и вошел в обиход лишь после Синьхайской революции. Так, в 1911 году в г. Циндао (провинция Шаньдун), был создан "Союз китайского ушу", в 1917 году в Пекине действовал "Центр по распространению ушу", а в Шанхае действовал "Шанхайский союз китайского ушу". В апреле 1923 года в Шанхае был созван съезд "Всекитайского движения ушу".

Однако, в 1927 году было внесено предложение изменить название Ушу на Гошу - Национальное искусство. Вскоре после этого, была создана Центральная академия гошу, и по этой причине наиболее употребимым стал этот термин.

После образования КНР, ушу было признано частью национального культурного наследия, и были приняты соответствующие меры по его упорядочению. Правительством КНР был основан специальный орган, задачей которого стало развитие ушу и разработка программы официальных соревнований. После создания Госкомспорта КНР, в 1953 году были проведены первые Всекитайские соревнования по ушу.

В 1956 году в Пекине прошли первые Всекитайские показательные выступления по ушу, в которых приняло участие 12 команд. Вскоре после этого, для унификации методики преподавания ушу в масштабах страны, Госкомспорт КНР выпустил массовым тиражом целый ряд методических пособий по упрощенным формам ушу, таких, например, как "Цзяньхуа тайцзицюань" (упрощенный тайцзицюань), "Чуцзидао" (начальный комплекс с дао), "Чуцзичанцюань" (начальный комплекс длинного кулака) и т.д. Были также разработаны "Правила соревнований по ушу", во всех институтах физической культуры и спортивных школах были введены уроки ушу и организованы специальные группы.

Помимо этого, широкое распространение получили консультативные центры, т.н. "ушу фудаочжань", где можно было получить консультации по разным стилям и направлениям. Таким образом, в 1960 году ушу, с четкой внутренней структурой, стало полноправным видом спорта в КНР.

Тяжелым ударом для ушу, как и для всей китайской культуры, стали времена "Великой культурной революции" и "Большого скачка". Ушу было отнесено к "феодальным пережиткам", школы ушу закрыты, мастера подверглись гонениям.

Лишь в 80-х годах ушу в Китае возродилось вновь. Под руководством целой плеяды выдающихся мастеров и тренеров У Виня, Ли Цзунфана, Ли Тяньцзи, Чжан Взньгуна, Цай Луньюня и других, была воссоздана система подготовки спортсменов, вновь начали проводиться Всекитайские соревнования, ушу было признано официальным видом спорта.

С этого же момента началась компания популяризации ушу за пределами КНР, с целью сделать его .международным видом спорта. Практически каждый год сильнейшие китайские спортсмены выезжали в Америку, Европу и Азию с показательными выступлениями, большими тиражами издавались брошюры по ушу на иностранных языках, огромные средства были инвестированы в создание целой серии игровых и документальных фильмов, пропагандирующих ушу.

В 1985 году в г. Сиань (пров. Шаньси) впервые проходил международный турнир по ушу с участием спортсменов США, Японии, Англии, Франции, Малайзии и др. Во времяя турнира состоялась международная конференция, на которой был официально создан Подготовительный комитет международной федерации ушу.

В этом же году была создана Европейская и Азиатская федерация ушу.

В 1987 и 1988 годах подобные турниры со все большим числом участников проводились в Тяньцзине и Ханчжоу, а в 1990 году в Малайзии состоялся первый неофициальный чемпионат мира, в котором приняли участие команды 22 стран, включая СССР.

В 1690 году ушу было официально включено в программу Азиатских игр в Пекине, во время которых была создана международная федерация ушу объединяющая 38 стран, в октябре 1991 года в Пекине состоялся 1""^мпионат мира по ушу, в программу которого, в качестве показательного вида, были включены поединки (Саныноу).

С 1985 года проводятся чемпионаты Европы и Азии, крупные международные турниры. В 1986 году при Госкомспорте КНР был создан Институт изучения ушу КНР, основной задачей которого стала систематизация и популяризация имеющейся информации, издание книг и учебных видеофильмов.

С каждым годом число поклонников ушу во всем мире нарастает, и проводится все больше число соревнований и фестивалей по этому виду спорта.

Одна из основных задача-стоящих перед международной федерацией - включение ушу в программу Олимпийских игр, что, безусловно, стало бы переломным моментом в истории развития древнего искусства.

Термин «ушу» в переводе с китайского означает «боевая (или воинская) техника (или искусство)». Этот термин существует с начала XX века, раньше использовались термины «цзицзи», «цзи-цяо», «цзиюн», «цюаньшу», «цюаньюн» (которые переводятся, соответственно, как «техника ударов», «техническое искусство», «герой техники, «кулачная техника», «кулачные герои». Последнее из эих названий (цюаньюн) — самое древнее, оно упоминается в «Книге песен» — «Шицзин», датируемой XI—XII веками до нашей эры). Основными задачами Ушу являются: укрепление здоровья, продление жизни, самооборона (последнее — не во всех стилях). Включает работу без оружия (тушоу) и работу с оружием (дайсе). То и другое существует в виде отдельных упражнений, технических комплексов (таолу) и произвольных упражнений. Тренируются в одиночку, парами, группами. Самозащита без оружия (фаншэнь) и спортивные контактные поединки «саньда» (что означает «рассеянные удары», т.е. не объединенные в комплексы формальных упражнений), строго говоря, в ушу не входят. Ушу имеет огромное количество стилей и школ. Практически в каждом уезде Китая, часто в каждой деревне есть свой стиль или хотя бы вариант стиля ушу. Наиболее известными считаются, по одним сведениям, 130 стилей, по другим — 80. Каждый из них имеет свое название. Как правило, в него входит слово «кулак» (цюань), а также ряд признаков: место создания (южный, северный, шаолиньский); сходство с движениями животных (кулаки обезьяны, когти орла, богомола, журавля); особенность движений (длинный, скользкий, мягкий); имя создателя школы (стиль Ян, Чэнь, Ча, Мо, Хун). Но бывают и характерные для китайцев образные названия стилей («Цветок сливы», «Красный кулак»). Из поколения в поколение передавались легенды о создателях различных школ ушу. Например, считалось, что родоначальником стиля «Обезьяны» (Хоу-цюань) был сам царь обезьян. Появление стиля «Направленная воля» (Синь-И-цюань) традиция связывает с легендарным полководцем Юэ Фэем. Согласно легенде, знаменитый стиль «Пьяницы» был разработан монахом Лу Чжишенем, согласно другой — знаменитым поэтом Ли Бо, а стиль «Потерянный след», или «Лабиринт», — бывшим воспитанником Шаолиньского монастыря монахом Янь Цином. Все эти легенды, где история переплеталась с вымыслом, рождали чувство общности у мастеров ушу с национальными героями, одухотворяли выбранный ими путь. Исторически сложилось так, что в старом Китае в одно и то же время существовали три крупных центра ушу, каждый из которых имел особенные, только ему присущие черты. Эти центры стали родоначальниками трех основных направлений традиционного (или народного) ушу: шао-линьского, уданского и эмейского. Уданское направление сформировалось на базе религиозно-философского учения даосизма, связанного с постижением человеком его «дао», то есть Пути. Даосизм, основываясь на учении о двух началах инь-ян и пяти первоэлементах, стремился достичь их равновесия, что давало человеку путь к бессмертию. За два тысячелетия даосские монахи, исходя из «Книги перемен», создали сложную систему оккультных наук, геомантии и хиромантии. По всему Китаю шла молва о чудесах, творимых подвижниками дао, об их умении летать, вызывать землетрясения, повелевать громом. Для даосских отшельников внешнее было неотделимо от внутреннего, то есть неподготовленное тело не могло стать обителью высшей мудрости и духовного совершенства. Вот почему они разработали различные психорегулирующие системы, сочетавшие в себе дыхательные упражнения, оздоровительную и военно-прикладную гимнастику, а также строжайшую диету. Создавая гимнастические комплексы, даосы стремились укрепить внутренние органы, добиться эластичности мышц, подвижности суставов, прочности сухожилий, чуткости нервных окончаний и хорошего кровообращения. Физические упражнения были неразрывно связаны с дыхательными. Желая постичь секрет долголетия, монахи пытались перенять способы дыхания у животных и птиц, живших дольше человека. Чтобы воссоздать их ритм дыхания, приходилось принимать сложные позы, которые, превратившись из статичных в подвижные, легли в основу так называемых «звериных» стилей, характерных для всех направлений ушу. Первый из дошедших до нас трактатов ушу уданского направления был написан в III в. лекарем-даосом Хуа То, назывался он «Игры пяти зверей». Его автор еще при жизни стал человеком-легендой, а после смерти он был обожествлен. Хуа То писал: «У меня есть своя система упражнений... В ней используются движения тигра, оленя, медведя, обезьяны и птицы. Система эта излечивает болезни, укрепляет ноги и сохраняет здоровье надолго. Заключается она в прыжках, наклонах, раскачивании, ползании, вращении и сокращении мышц путем напряжения». Дальнейшее развитие эта система получила в даосской секте «Высшей чистоты». В крупном даосском центре в горах Удан-шань в провинции Хубей произошло формирование уданского направления как методики достижения здоровья и долголетия путем психомедитативного проведения энергии «ци» по 12 каналам внутри тела; дыхательных, психофизических упражнений на основе звериной гимнастики; сексуальной практики; дие-тологии. Считается, что мягкие стили, отличающие уданское направление, зародились в III—V веках, а становление их произошло в IX—XIII вв. — блестящем периоде китайской истории. Почему же уданский стиль ушу называют мягким? Все его школы (Тайцзи-цюань, Багуа-чюань, Синь-И-цюань и др.) стремились привести человека в состояние естественности, единства с окружающим миром. А тот, кто совершал или провоцировал нападение, нарушал это единство и равновесие и как чужеродный элемент был обречен на гибель. Отсюда приоритет обороны, но даже она почти лишена элементов агрессии. Основные принципы всех мягких стилей удан-ского направления сводятся к следующему. 1. Непрерывность и взаимосвязанность сменяющих друг друга движений. 2. Плавность и округлость движений. 3. Своевременное расслабление, позволяющее «двигаться будучи в покое и будучи в покое оставаться настороже». Все тело должно быть подобно мягкому шлангу, наполненному энергией. 4. Гармония внешнего и внутреннего движения. Работа рук, ног, бедер — это внешнее движение, а контроль за дыханием, разумом и волей — внутреннее. 5. Сочетание мягкости и твердости. Внешняя мягкость и расслабленность порождают предельную жесткость в момент удара или блока. «Корень сокровенной пружины произрастает из сердца» — такая фраза неоднократно встречается в уданском ушу. Следует научиться устранять все отвлекающие мысли, сосредоточившись на сути движений. Движения эти, сгруппированные в строгой последовательности по нарастанию их сложности, известны под названием «тао». В Древнем Китае считалось, что первые тао были разработаны некой цивилизацией доисторических времен, которая, «перед тем как исчезнуть», передала их людям как путь физического и духовного совершенствования. Для «тао» всех школ характерны чередование мягкости и жёсткости, расслабления и концентрации, быстроты и остановок, а также четкий ритм, чувства дистанции и времени, правильное дыхание и распределение энергии! Обязательным требованием является возвращение в исходную точку, из которой начиналось движение. Как правило, при выполнении тао не допускалась импровизация, его следовало воспроизводить с точностью до малейших деталей. Объяснялось это тем, что их разработчики — основатели школ или прославленные мастера — являлись носителями единого Знания, вестниками богов, а сами тао — средством к единению с Космосом, к пробуждению и концентрации жизненной энергии. Схемы движений в тао воспроизводят священные геометрические фигуры-символы: квадрат, круг, спираль. Даже количество движений соответствует «магическим» числам. Все тао различных школ уданского ушу прямо связаны с теорией 8 триграмм и 64 гексаграмм «Книги перемен». Каждое движение в них несет философский смысл и магическую символику. Например, тао звериных стилей призваны даровать могущество, стремительность, бесстрашие и неуязвимость. А выполняющий их находится под покровительством того божественного животного, чьи движения он воспроизводит. В уданском. ушу часто встречается образ Мягкого и Слабого, побеждающего Твердое и Сильное. На поле боя ловкость и увертливость одолевают грубую физическую силу. Податливость обращает натиск врага против него самого, использует его силу для его же уничтожения. Более двух тысячелетий тому назад Ле-цзы написал: «В Поднебесной есть путь к постоянным победам и путь к постоянным поражениям. Путь к постоянным победам называется слабостью, путь к постоянным поражениям называется силой. Оба эти пути легко познать, однако люди их не знают... Идущему впереди тех, кто; слабее его, грозит опасность от равного ему; идущему впереди тех, кто сильнее его, не грозит опасность... хочешь быть твердым, сохраняй твердость с помощью мягкости; хочешь быть сильным, береги силу с помощью слабости». Другим крупным направлением в ушу является Шаолиньское (Шаолинь-пай), включающее в себя около 400 разновидностей основных стилей. До наших дней дошло предание о том, как появился боевой стиль Шаолинь. В 520 г. небольшая группа приверженцев буддизма отплыла из Индии к берегам Китая, чтобы наставить на путь истины властителей Поднебесной. В их числе был двадцать восьмой буддийский патриарх Бодхидхарма, основатель широко известной на Востоке секты Дхьяна. Бодхидхарма был третьим по старшинству сыном индийского раджи Сугандха, принадлежащего к касте брахманов. Полученное им образование соответствовало его высокому положению: он изучал традиционные воинские искусства, древние Веды, буддийские сутры. Особенно его привлекала теософия, учение о единении человеческой души с божеством. Чтобы узнать сокровенные истины буддизма, Бодхидхарма вступил в секту йогачара, а затем основал свою собственную. Однажды, узнав о трудностях приверженцев буддизма в Китае, он решил отправиться в эту страну. Однако к моменту прибытия Бодхидхармы и его сподвижников буддизм в Китае переживал далеко не худшие времена. Около 50 монастырей и 30 тысяч буддийских храмов распространяли через своих послушников чужеземную религию. Сразу же по прибытии Бодхидхарма добился аудиенции у правителя царства Северный Вэй. О чем они беседовали, неизвестно, но только после этого разговора Бодхидхарма отказался от своих планов изменения религиозной жизни Китая и удалился в небольшой монастырь Шаолинь, расположенный на окраине этого царства в провинции Хэнань. Здесь он, чтобы познать истину, девять лет провел в полном одиночестве в горном гроте, молясь и медитируя. После этого он стал усердно проповедовать Чань («чань» по-китайски то же самое, что «дхьяна» на санскрите — «медитация»). Это учение, являясь разновидностью буддизма, ставило во главу угла укрепление тела и духа во имя постижения вечных истин. Вот почему Бодхидхарма начал проповедовать Чань с преподавания ушу, упорной физической тренировки тела как «вместилища духа». От Бодхидхармы ведут свое происхождение многочисленные чаньские военно-прикладные дисциплины, составившие в конце концов 72 воинских искусства. В древнем трактате говорится: «В парчовом мешочке хранятся 72 драгоценных искусства. Восемнадцать из них — трактат кулачного боя, в других восемнадцати описываются методы владения оружием. Остальные посвящены овладению Ци, упражнениям на твердость и мягкость, приемам захватов...» Шаолиньские упражнения, развивая кости и суставы, способствовали укреплению всего организма. Овладевший ими человек мог наносить удары любой частью тела. Наследие Бодхидхармы развивали его последователи. Особое мест занимает среди них мастер Цзюэ Юань, живший во второй половине XIV века. Это был блестяще и разносторонне образованный человек. Увлечение философией победило все остальные привязанности, и он удалился в монастырь Шаолинь, чтобы полностью посвятить себя изучению проблемы единства духа и тела. Будучи искусным фехтовальщиком, он не только овладел основной школой шаолиньского ушу, но и усовершенствовал ее. Цзюэ Юань разработал комбинации видов обороны — «72 шаолиньских приема захватов и освобождений». Позднее они вошли в арсенал почти всех школ ушу, но под разными названиями. Вот лишь некоторые из них: «Секреты шаолиньских захватов», «Искусство боевых замков», «72 тайных захвата», «Искусство разрыва связок и сухожилий», «Коварная или дьявольская рука». Эти 72 приема были основаны на точном знании анатомии, на законах биомеханики и ориентированы на болевые точки. Еще раньше мастера ушу открыли, что из нескольких сотен акупунктурных точек, имеющихся у человека, 108 могут при давлении на них усилить либо ослабить удар или захват. В их число входят 36 точек, поражая которые в соответствующее время и с определенной силой можно убить человека. Кроме того, имеются точки, воздействуя на которые мастеру ушу нетрудно вызвать приток или резкий отток энергии, вплоть до обморока, шока, удушья, припадка. Из Китая искусство 72 захватов пришло в Японию и трансформировалось в боевом единоборстве айки-дзюцу. Последователи Цзюэ Юаня разработали комплекс из 170 приемов на основе стилей «Тигра», «Дракона», «Леопарда», «Змеи», «Журавля». Стиль «Тигра» как наиболее жесткий и силовой использует в основном энергию разрывания. В стиле «Дракона» сила не играет главной роли, в нем доминирует протекание энергии в виде волны из головы в ноги, умение одновременно действовать всеми частями тела, что предполагает нали-чие у человека безукоризненного вестибулярного аппарата. Стиль «Леопарда» основан на умении накапливать упругую силу и выплескивать ее в бросках и прыжках. При тренировке особое внимание уделяется нижним конечностям и пояснице. Мгновенная реакция делает его наиболее опасным. Стилю «Змеи» присущи низкие перетекающие движения, смена состояния от максимально напряженного во время удара до полного расслабления. Принцип действия этого стиля — как бы обматываться вокруг противника, душить его, сжимая кольцом, или поражать точным ударом в уязвимое место. Стиль «Журавля» характеризуется собой выносливостью, равновесием, великолепной растяжкой. При подготовке особое внимание уделяется работе ног в различных стойках, а также умению балансировать, стоя на одной ноге. Как правило, монахи Шаолиня изучали основы всех звериных стилей. Овладев ими, они начинали специализироваться в одном из них, в том, который наиболее соответствовал их психофизическим особенностям. Искусству управления энергией монахи Шаолиня придавали особое значение и тщательно охраняли его секреты. Они научились превращать свою энергию в своеобразную броню, способную защищать тело от ударов, уколов, рубки мечом или саблей... На базе шаолиньского ушу оформились и развились самые различные стили. Например, школа «Обезьяны» синтезировала движения мартышек, макак, шимпанзе. Обилие акробатических элементов, особое положение рук, специальный тренинг для глаз и головы, многочисленные ужимки сделали мастеров этого направления одними из искуснейших в ушу. Сложной акробатикой наполнены стили «Пьяницы», «Катающегося по земле», «Мицзун». Основаны они на быстрой смене движений (идя вперед, прыгать назад), мгновенных переходах от одного движения к другому, перекатах, падениях, ударах, нанесенных из неожиданных положений, а также на резкой смене психофизических состояний. В течение столетий монастырю удавалось мирно сосуществовать со светскими властями. Во времена войны с маньчжурами Шаолинь служил укрытием и местом оказания помощи повстанцам, но непосредственно в военных действиях монахи участия не принимали. И все же при императоре Канси (1662—1722) Шаолиню была объявлена беспощадная война. Монастырь был до основания разрушен, большинство монахов погибло. Легенда гласит, что лишь пятерым из них удалось бежать в города Южного Китая. Именно эти монахи считаются основателями южного варианта ушу. Пять больших южных школ ушу названы именами основавших их мастеров-монахов из Шао-линя. Третье направление в народном ушу — эмейское. Оно получило свое название от Эмейских гор, находящихся в провинции Сычуань. Здесь было много как буддийских, так и даосских монастырей, в которых и сформировалось направление Эмэй-пай, включающее в себя свыше 60 различных стилей, основанных на уданском психотренинге и шаолиньском кулачном бое. Наиболее известны 8 главных эмейских стилей (4 больших и 4 малых), которые объединили в себе как северные, так и южные школы ушу. К четырем большим стилям относятся Юэ-мэнь, Чжао-мэнь, Ду-мэнь и Сэн-мэнь. С каждым из них также связаны многочисленные легенды, из которых черпают вдохновение создатели современных кинофильмов о мастерах ушу. Со стилем Чжао-мэнь связана история мастера Ма Хэйцзы по прозвищу «Волшебная нога». Основатель одного из трех знаменитых стилей «Красного кулака» взял к себе в ученики человека по имени Чжан Таньфу. Пройдя весь курс обучения, тот поселился в Сычуани и взял к себе в ученики Ма Хэйцзы. Вдвоем они в 1875 году открыли школу «Красного кулака». После смерти учителя Ма Хэйцзы несколько лет жил отшельником, совершенствуя свой стиль. Он ввел в «Красный кулак» технику ударов и блоков ногами, разработал и усовершенствовал технику уходов и передвижений. Покончив с отшельничеством, Ма Хэйцзы открыл в городе Чэнду школу ушу. Его мастерство было столь искусно, что он получил приглашение преподавать ушу в армии. После смерти Ма Хэйцзы его стиль назвали Чжао-мэнь в память об известном в то время полководце Чжао Куаньине, хотя тот не имел к созданию этого стиля никакого отношения. Стиль Ду-мэнь связан с именем Ду Гуаньиня из провинции Цзянси, который в 40-х годах XVIII века поселился в Сычуани. Основа его стиля была в следовании «естественности для нахождения равновесия и баланса». Для этого использовались десять способов подхода к противнику и техника «8 захватов и болевых замков». Характерная для стиля Ду-мэнь близкая дистанция требовала особой техники рук, в которой сочетались приемы захвата запястья, выкручивания суставов, вытягивания конечностей, растягивания суставов до их разрывов, удары и нажатия в определенные точки. Для этого Ду Гуаньинь и его последователи создали специальную систему отработки захвата кисти руки и тренировки силы пальцев. В нее входили упражнения по жонглированию различной величины мячами, гирями, сырыми яйцами, а также по ловле выпущенных из лука стрел, бросаемых ножей и т.п. Система бросков в Ду-мэнь отличалась от других стилей. Используя силу скручивания и вращения, вначале проводился залом или нажатие на болевую точку, затем противника бросали на землю, а не поднимали вверх. Похожий принцип используется в айкидо. Для ухода от бросков была разработана система освобождений, аналогичная тао «72 шаолиньских захвата и освобождения». Характерный для Ду-мэнь принцип использования одновременно нескольких параллельных действий — захвата, работы ног, нажатия на болевую точку — требовал совершенного психофизического аппарата. Две другие большие и четыре малые эмейские школы либо не сохранились, или трансформировались в другие стили.

Ныне все больше людей знает, понимает и любит ушу-саньда. О саньда люди говорят, что это и есть истинное кунфу. Однако 22 года назад практически не было людей, знающих что такое ушу-саньда. 22 года для вида спорта, особенно по сравнению с пятитысячелетним периодом развития такого явления китайской цивилизации как ушу, является мизерным сроком. В течении 22 лет в ушу-саньда происходила непрерывная революция. Жизненно важный вопрос С экономической точки зрения большинство людей не знакомы с китайским ушу. В одном довольно известном американском ВУЗе 40% иностранных преподавателей занимались или хотя бы слышали о китайском ушу, в то время как из 17 отечественных преподавателей лишь один "чуть-чуть что-то знал". Если смотреть в мировом масштабе, то с экономичечкой точки зрения в области единоборческих видов спорта в США, Японии, Корее и Таиланде сформирован довольно большой рынок. В США сформированный профессиональным боксом рынок оценивается в десятки миллиардов долларов; в Японии во время соревнований по сумо высшего уровня десятки тысяч людей отправляются их смотреть "вживую" или в прямой телетрансляции; муайтай и таеквондо оказывают примерно такое же воздействие на тайскую и корейскую общественность, за соревнованиями по этим видам спорта наблюдают десятки тысяч, влияние этих видов спорта сравнимо с производимым профессиональным футболом. Однако ранее в китайской спортивной индустрии были лишь отдельные влиятельные вещи категории "А". Одновременно с этим единоборческие виды спорта за рубежом быстро развивались. Такой вид единоборческого спорта как бокс еще в 688 году до нашей эры уже официально вошел в программу 23-х древних Олимпийских игр, и постепенно стал одним из важнейших видов древнего олимпийского спорта; в ходе долгого развития он вобрал в себя особенности различных культур и народов. С 1891 года соревнования по боксу стали международными, а в 1901 году в Лондоне состоялся первый официальный чемпионат мира по боксу. С 1904 года бокс официально современным олимпийским видом спорта, и начиная с 3-х возрожденных Олимпийских игр стал официальным видом их программы. Одновременно с этим широко развивался профессиональный бокс, соревнования по нему были более напряженными, чем соревнования по любительскому боксу, технический уровень постепенно рос, что привело к появлению таких звезд современности, как Али, Тайсон и Холифилд. На мировом боевом поприще муайтай является яростным, жестоким и изестным. Его называют "боксом восьмируких", считают одним из наиболее приближенных к реальному бою, его особенностью считается упор на удары ногами, локтями и коленями. Основными представителями муайтай являются тайцы, эта народность проживает на юго-западе Китая и далее к югу, в процессе формирования нации также формировался и муайтай. С приходом на восток западной культуры сформировались правила соревнований, от древнего бинтования рук веревкой перешли к одеванию перчаток. С 1937 года идут соревнования по муайтай, сформировав определенную культуру. Залами муайтай было проведено порядка 7000 соревнований, бойцов - профессиональных и любителей - сотни тысяч. Вместе с развитием интернациональных форм ушу муайтай также распространяется в мире все шире. Дзюдо выросло из древнего японского дзюдзюцу. В 1948 году состоялся первый послевоенный чемпионат Японии по дзюдо, в 1949 году был организован Всеяпонский союз дзюдо. В 1952 году был официально создан Международный союз дзюдо, а в 1950 году состоялся 1-й чемпионат мира по дзюдо. С 1964 года дзюдо официально стало олимпийским видом спорта. С той поры дзюдо развивается на международном уровне уже несколько десятков лет. С 60-х годов в Европе и Америке (в основной степени - в США) развиваются соревнования по свободным боям. В них нет комплексов, стилей, акцентированной манеры, это нацеленное на победу искусство свободного реального боя, где все направлено на достижение победы, они вобрали в себя суть восточного ушу, японских каратэ, дзюдо, кэндо, корейского таеквондо, муайтай, западных бокса и борьбы. Свободные бои - это предельная форма состязаний, это способ честного определения лучшего в бескомпромиссной борьбе. Свободные бои считаются общепризнанным способом сравнения между собой представителей разных направлений. Однако на появление и развитие свободных боев огромное влияние оказал представитель китайского боевого поприща Ли Сяолун. Взяв за основу китайское ушу, Ли Сяолун собрал достоинства известных в мире единоборств, и соединив это с философией сформировал идеологию "метод - в отсутствии метода, ограничение - в отсутствии ограничений", и именно эта революционная идея и послужила идеологической базой для свободных боев. В 1970 году в США состоялись 1-е "Межстилевые свободные бои", на которых собрались бойцы как из США, так и из Европы. Китай послужил основой для развития восточноазиатских боевых искусств, китайское ушу развивалось долгое время, в нем очень много школ, очень много технических методов, одних бросков насчитывается несколько десятков видов. Люди знают, что ушу развилось в Китае и вышло в мир, однако участие в олимпийском движении требует наличия правил. Из-за ограничений, вызванных правилами, мы не можем одеть перчатки и выйдя против американских профессиональных боксеров применять технику орлиных когтей, или в соревнованиях с лайт-контактом применять удары локтеми. Если мы хотим сделать ушу олимпийским видом спорта, то необходимо изменить ушу в соответствии с принципами олимпийского движения. Преемствование и развитие ------------------------- Еще до того, как люди придумали письменность и оружие, они закаляли себя в тяжелом труде и естественных боях. Впоследствии, ко времени правления династии Цин, развились школы ушу, законы, техника боя, комплексы, а также разные методы наработки и закалки. Однако начиная с того, как живший при династии Тан поэт Ду Фу описал в стихах танец с мечом, исполненный Гунсунь Даняном, очень многие люди связывают ушу и танцы, сформировалось то, что называют "кулаки подобные цветам и ноги подобные вышивальным иглам", а в мире боевых искусств стала популярной магия. Распространенное в народе ушу известно своим мастерством в самозащите, умением одним приемом покорить врага, однако есть и неправильное представление, сформированное устными историями и кинобоевиками-кунфу, согласно которому народное ушу - это всякое волшебство с вызыванием ветра и дождя. В современных условиях мы не можем позволить, чтобы ушу было только поиском жизни в смертельных условиях, ушу должно стать легким и доступным видом спорта, войти в жизнь общества, выйти в мир. Саньда произошло из простых и ясных приемов ушу, это соревновательный вид спорта, где надо быстро нокаутировать противника. Ушу-саньда в древности называли "сянбо", "шоубо", "байда" и "да лэйтай". В 1978 году государство официально начало экспериментальную работу в области саньда. В 1979 году по указанию Госкомспорта спорткомитет провинции Чжэцзян, Пекинский институт ушу и Уханьский институт ушу начали эксперимент по тренировке ушу-саньда, в том же году в Пекинском инситуте ушу из представителей провинций Хэбэй и Чжэцзян была сформирована официальная экспериментальная команда. В январе 1982 года были опубликованы "Всекитайские правила соревнований по ушу-саньда (первый вариант)", утвердившие деление на 9 весовых категорий, затем по этим правилам в Пекине состоялася Всекитайская товарищеская встреча по поединкам ушу (саньда). В 1989 году саньда официально стало всекитайским видом спорта. В 1990 году Госкомспорт выпустил официальные "Стандарты разрядов в ушу-саньда". В том же году 14 спортсменов получили ранг "герой ушу" по саньда. В 1991 году всекитайские соревнования по ушу-саньда были разделены на проходящий в первой половине года Командный кубок Китая по ушу-саньда, и проходящий во второй половине года Индивидуальный кубок Китая по ушу-саньда. В 1993 году соревнования по саньда были включены во всекитайскую номенклатуру соревнований. В 1998 году соревнования по саньда стали разделом проходивших в Таиланде 12-х Азиатских игр. В 1999 году в правилах саньда произошла большая революция, у участников соревнований помимо средств защиты паха и перчаток не осталось никаких других защитных приспособлений, что добавило зрительского интереса. К этому времени сформировалась систематичность в правилах, преподавании, тренировке и судействе ушу-саньда, процесс развития этого вида спорта привел к его быстрому выходу на международную арену. За 20 лет своего развития ушу-саньда стало современным видом спорта, прониклось олимпийским принципом "быстрее, выше, сильнее", и постепенно стало вставать на рельсы международного вида спорта. К этому времени внутри страны уже выросли спортсмены высокого уровня. Состоялись их схватки с мастерами из других стран: В 1998 году на Чемпионате Китая выступила европейская сборная, китайцы победили 9:0; в схватке против американских боксеров-любителей победа была 8:1; на 12-й Азиаде китайские спортсмены взяли 5 золотых медалей по ушу-саньда. В 1999 году американские боксеры-любители были разбиты со счетом 7:2; в схватке "китайское кунфу против профессионального бокса" китайцы победили 7:2. В 2000 году в схватке "китайское кунфу против профессионального бокса" китайцы победили 6:3. На проходящем в Японии чемпионате "К-1"... Такой вид спорта как китайское ушу-саньда дает комплексную нагрузку, принимающие участие в соревнованиях спортсмены походят долговременную специальную тренировку, они провели сотни схваток, и опыт показывает, что травматизм не превосходит травматизма в каком-либо другом единоборческом виде спорта. К славе ------- Китайское ушу-саньда развивалось быстро. На 1 ноября 2000 года в институтах ушу по всему Китаю насчиывалось более 12.000 занимающихся, и немало из них изучало именно саньда. 25 марта 2000 года по инициативе Всекитайской ассоциации ушу, Госкомспорта КНР, Хунаньского телевидения и Пекинского спортивного межстилевого ООО "Го у" под эгидой НОК КНР состоялись состязания "Короли саньда". Телевидение позволило дать возможность увидеть соревнования самой широкой аудитории. Современные свет, звук, музыка и танцы добавили зрелищности, первые состязания "Короли саньда" стали видом синтеза спорта и рынка. Перед людьми оказались сила ушу и американская практичность. Такие идеи китайского ушу, как "малым победить большое, слабым победить сильное" в соревнованиях "Короли саньда" получили дальнейшее развитие. Производственно-коммерческая революция в китайском ушу соответствует происходящим в обществе переменам. В 2001 году состязания "Короли саньда" официально открылись 20 марта. В этом году также состоялись состязания "китайское кунфу против муайтай", "китайское кунфу против японского каратэ", и другие. Китайское ушу-саньда идет к своей славе. Традиционное и современное, явь и сон, героическая борьба и вызов на бой - все слилось в многовековой мечте каждого китайца.

Что мы знаем об ушу?

 

Определить, что такое ушу, довольно сложно. Если на Западе ушу воспринимается либо как боевое искусство, либо как спорт или оздоровительная гимнастика, то для Китая это нечто большее. В разные периоды истории к ушу относили методы боя, способы оздоровления и врачевания, медитативную и духовную практику, народные праздничные ритуалы, цирковые представления и танцы в подражание животным, даже дыхательную гимнастику. Но са мое главное, во все времена ушу воспринималось как «чудесное и утонченное», как«сокровенное искусство» (мяо и, сюаньшу). Оно реализовывалось в «одухотворенном ударе» (шэнь цюань), даровало«истинное мастерство» (чжэнь гунфу),«благую мощь» (дэ). Несложно заметить, что все это как бы некий священный, «от Неба данный характер» ушу. Не случайно сегодня в традиционных школах о занятиях боевыми искусствами говорят: «упраж няться в достижении мастерства(лянь гун), в противоположность спортивным секциям, где просто «тренируются». Все это лишь подтверждает связь традиции ушу с духовными и религиозными системами. Ушу послужило истоком и одновременно матрицей для всех боевых искусств Восточной Азии. Именно в Китае находятся корни каратэ и дзюдо, айкидо и корейского хварандо, японского сумо и вьетнамского вьетводао. Следовательно, изучая китайские боевые искусства, мы можем видеть как бы «праформу» японских, корейских, вьетнамских и даже некоторых индонезийских боевых систем. Правда, не все сегодня громко заявляют об этом. Но факт остается фактом — даже в таком «чисто японском» виде боевых искусств, как каратэ, в первое время многие названия приемов и комплексов были заимствованы из Китая. Если японские боевые искусства распространялись в мире по «официальной»линии, и росту их популярности до сих пор способствует продуманная государственная политика, то китайское ушу проникало в другие страны прежде всего через общины китайцев — эмигрантов хуацяо. Именно от них Запад узнал о китайском ушу. Поскольку зарубежные китайцы происходили, в основном, с Юга Китая, а многие были к тому же членами тайных обществ, то для обозначения боевых искусств стал применяться термин, распространенный в этой среде и являющийся синонимом ушу, — гунфу. Вследствие особенностей транскрипции его звучание несколько исказилось, и мир узнало боевом искусстве кунфу. Сначала на Западе кунфу преподавали в основном китайцы, чуть позже к ним присоединились и европейцы. Долгое время такое преподавание носило довольно бессистемный характер, а под кунфу подразумевались не столько собственно китайские боевые искусства, сколько все те способы боя и оздоровления, которые не подпадали под четкую систему каратэ. Естественно, не обошлось без создания новых «стилей» и«школ». Большинство из них представляло со бой откровенные подделки под восточную экзотику, но некоторые оказались весьма удачными изобретениями, хотя и мало соприкасающимися с китайской традицией. Например, система рукопашного боя, созданная Брюсом Ли, считается кунфу.О китайских боевых искусствах заговорили еще в 608х годах ХХ в., но настоящий бум наступил приблизительно с начала 70х годов, когда стало стремительно расти число залов для занятия кунфу —квонов (искаженное от китайского гуань).Сначала кунфу воспринималось лишь как антитеза или дополнение к каратэ — «еще лучше», как писали о нем западные журналы типа «InsideKungfu» и «Karate». Интересно, что долгое время Запад вообще не знал, как называются китайские боевые искусства, поэтому появилось название «китайский бокс», а известный популяризатор боевых искусств Эд Паркер вообще писал о «китайском каратэ».Ситуация заметным образом изменилась в конце 70ых годов. Именно тогда стали выходить первые, пусть недостаточно профессиональные, но познавательные работы по истории и духовной традиции ушу, потеснившие бульварную литературу о «смертельных касаниях» и «энергетических ударах». Так, постепенно становилось ясно, что ушу — явление более высокого порядка, нежели просто боевая практика. Параллельно с этим власти КНР активизировали начатую еще в 50ых годах пропаганду чисто спортивного направления ушу, созданного за счет упрощения традиционной практики. С одной стороны, это переводило ушу в область спорта, с другой — должно было противостоять тем международным организациям, которые проповедовали традиционные ценности ушу. Оно оказалось разделенным на«традиционное» и «современное»В ряде стран возникло даже лобби, толкующее ушу исключительно как вид физкультуры и пропагандирующее современные гимнастические комплексы. Пик этого движения пришелся на начало 90ых годов, однако затем начался резкий спад. Большого успеха это направление не приобрело, поскольку, с одной стороны, было ориентировано в основном на молодых и хорошо подготовленных спортсменов, а с другой — игнорировало духовные аспекты ушу. В начале 80ых годов популярность кунфу докатилась и до СССР. Изначально это выразилось в создании нескольких«стилей», не имеющих ни аналогов в Китае, ни непосредственного отношения кушу. В частности, тогда родились стили чой, шоудао и ряд других. С 1986 г. началась пропаганда спортивно-физкультурного направления ушу. Большое количество поклонников завоевал чанцюань(«Длинный кулак») — молодой гимнастический стиль, созданный в 50ых годах нашего столетия. Во многом это объяснялось тем, что первые энтузиасты боевых искусств ушу из-за недостатка информации не очень точно представляли себе, что же такое ушу. Вскоре осознали, что«гимнастика ушу» связана, скорее, не с боевым искусством, а со спортивной гимнастикой и не дает ответов на многие вопросы, волнующие энтузиастов ушу. Наиболее привлекательными становятся те стили, история которых насчитывает несколько столетий: шаолиньцюань, синъицюань, багуачжан, тайцзицюань, чоцзяо, тунбэйцюань и др. Заметим, что наша страна довольно быстро перешагнула через эпоху создания подделок «под ушу» (в США она продолжается уже третье десятилетие).И чем больше мы стараемся проникнуть в сущность ушу, тем больше возникает загадок. Парадоксальным образом версии о происхождении ушу, его содержании, о стилях столь противоречат друг другу, что могут сбить с толку кого угодно.

 

 

Статья взята из энциклопедии ушу 2000г автор А.А.Маслов

МАГИЯ УШУ
Оккультно-мистические практики в современном Китае не исчезли, но лишь приобрели новые формы и новый «лексикон», которым они рассказывают о себе. Если раньше людям обещали бессмертие или жизнь, которая продлится сотни лет, то сегодня чаще всего идет речь об обещаниях крепкого здоровья, могучей мужской потенции и «белизны» женской кожи (отбеливание кожи «под иностранцев» — современный канон красоты). Сегодня древние магические приемы в снятом, несколько завуалированном виде используются практически повсеместно. 
Одной из форм проявления древнего магического искусства в современной жизни является широко известная во всем мире китайская традиционная медицина. Под термином и, сегодня означающим «медицину», первоначально подразумевались либо особая категория медиумов, врачующих посредством собственного тела, либо жесты и приемы, которые они при этом выполняли. В принципе, даже сегодня суть магического врачевания, которое и подразумевается под «традиционной китайской медициной», особо не изменилась — в деревнях по-прежнему, приступая к излечению больного, прежде всего оценивают соотношение в его организме энергий инь-ян, состояние «внешних и внутренних духов», и «прогоняют болезни» при помощи трав и т. д.
Таким же отголоском, причем вполне «живым», древней магической культуры является ушу, обычно переводимое как «боевое искусство», хотя, в сущности, оно представляет собой сложнейший комплекс психо-физического воспитания человека. Традиционные методы ушу, в отличие от современного спорта и гимнастики ушу, непосредственно связаны с раскрытием духовных сил человека, его внутренним очищением и воспитанием. А методики, используемые для этого, во многом повторяют магические приемы древних даосов и магов, например дыхательно-медитативная практика (цигун или нэйгун), многократное выполнение комплексов-таолу, некоторые из которых имеют исключительно ритуальный характер. Более того, существуют стили ушу, которые вообще никогда не предназначались для боевого использования и были порождены исключительно народной магической культурой. Они базируются на имитации движений животных, которая в свою очередь связана с широко известными ритуалами мистического перевоплощения в животных. 

Другие стили, особенно на юге Китая, где особенно сильна была магическая культура, непосредственно родились из ритуальных танцев, выполняемых под музыку и удары в гонги и барабаны, вводящих человека в психосоматический транс. Поразительно, но сегодня многие из этих стилей ушу, особенно на Западе, считаются «прикладными» и боевыми, и мало кто знает об их реальной магической истории. 

Сложность понимания ушу заключается именно в его современном состоянии — на первый взгляд, оно стало достоянием широкой публики, превратилось в зрелищный вид спорта. В сущности, ушу повторило путь многих других некогда магических систем духовной практики, например магического врачевания, ставшего широко известной «китайской традиционной медициной», или геомантики фэншуй, даосской диетологии — все они так или иначе превратились в предмет коммерции и с этого момента целиком утратили свое действительно мистическое содержание.
Ушу как способ психофизического воспитания, включающий множество компонентов — от физической тренировки до диетологии, возник относительно поздно, не раньше ХV-XVI вв. Сами же компоненты существовали задолго до этого периода, и потому в общем можно согласиться с тезисом о древности происхождения ушу. По сути, в истории существовало несколько форм ушу (сам термин возник в III в.), которые затем слились воедино. Долгое время основное направление ушу существовало исключительно как система армейской подготовки, включая способы боя с длинным и коротким оружием, рукопашный бой, вольтижировку, даже построение боевых порядков. Параллельно развивалась некая игровая или потешная система, включавшая в себя элементы боевой практики, которая демонстрировалась при императорском дворе или на народных праздниках. Причем такие развлекательные народные представления получили колоссальное распространение в эпохи Тан-Сун в виде так называемых «представлений под навесом» (канпэн). Это было сродни цирковому развлечению: бойцы не столько вступали в поединки перед публикой, сколько, например, демонстрировали способность очень быстро вращать алебарду, весящую пару десятков килограммов, или выполняли групповые комплексы с длинными шестами. 

Однако настоящий перелом в ушу происходит в ХVI-ХVП вв. — когда боевые и игровые методы сливаются с ритуальными оккультно-магическими комплексами. Это и становится зарождением ушу как системы физического и духовного — духовного в традиционном китайском смысле — воспитания последователей. Тем не менее до сих пор сохранилось очень много стилей ушу, носящих чисто развлекательный или оздоровительный характер, и хотя им традиционно приписывается эффективность в бою, в действительности это не более чем дань народной традиции. На юге Китая, в провинциях Гуандун, Фуцзянь и в Гонконге, комплексы упражнений таких стилей совершаются под удары в гонги и барабаны, ритмично, с четкими остановками и резкими ускорениями. Примечательно, что именно из этих южных стилей ушу родилось японское каратэ.
Ушу, известное нам сегодня, — это далекий, но тем не менее явственный отголосок тех мистерий и культов, которые пришли из глубокой древности. Это прекрасный пример того, как мистическая традиция и закрытые методы духовной практики могут скрываться под внешней оболочкой физической культуры, боя, а сегодня даже и спорта.
Подавляющему большинству людей порой сложно понять, что существуют по сути два ушу, которые между собой практически никак не связаны. Одно было создано самой китайской традицией в ХVП-ХVIII вв. на основе магически-оккультных методик установления связи с запредельным миром, энергетической подпитки и воспитания человека-воина. Но не воина как некоей агрессивной личности, а уникального существа, способного без злобы и агрессии блестящим образом противостоять этому миру. Это путь безукоризненного мастерства. Он требует очень больших усилий, вдумчивости и немалой внутренней интеллигентности.
Другое ушу, как ни странно, тоже было создано китайской традицией. Это путь внешний, показной, довольно простой и не требующий внутренних усилий. Этот тип ушу (а на самом деле речь идет не только об ушу, но и о многих явлениях китайской традиции, в том числе медицины, диетологии, живописи и т. д.) создан в основном для того, чтобы сохранить в нетронутом виде истинные ценности, мистическое знание, удовлетворив людей недалеких, невдумчивых и амбициозных. Не случайно все, абсолютно все, что написано про ушу в Китае, есть легенда, миф, таолу намеренно искажаются, в описании упражнений цигун меняется порядок движений, в описании речитативов — порядок иероглифов. Так работает механизм сокрытия мистического знания в ушу. Причем он не управляется кем-то конкретно, но исторически выработан самой культурой. 

Такая двойственность ушу — прекрасная лакмусовая бумажка. Чем дальше следует продвигаться вперед, тем остается меньше людей, способных выдержать такое внутреннее напряжение. Они отпадают, спотыкаются о ложные цели или свои амбиции. Не случайно в китайских учениях, в том числе и в ушу, последователи называются «идущими по Пути» или «вступившими на Путь» (жу дао). А теперь задумаемся, сколько вокруг нас людей, о которых можно сказать — «идущие по Пути»? Вот они-то и есть воистину «занимающиеся искусством» (лянь гун), как говорят об истинных последователях ушу.
Точкой концентрации всех векторов в ушу, равно как и во всех других духовных практиках Китая, является фигура учителя или наставника, который по своему статусу является продолжателем традиции магов, хотя «выглядит» значительно более современным. Вообще понятие наставника в мистической традиции Китая порой разрастается до фантасмагорических масштабов: реальным людям могут приписываться подвиги древних мастеров, необычайные возможности, и по своему облику в таких рассказах эти люди оказываются очень близки к бессмертным-сяням.
Приведем лишь один пример. В буддизме наставников принято именовать фаши — дословно «наставники дхармы», то есть буддийского учения. Однако точно так же на юге и в центральных регионах Китая именуют людей, признанных местным сообществом в качестве наставников, причем не обязательно буддийских. Они, например, могут давать наставления в медицине, ушу, гадании, живописи.
Сегодня практически все известные мастера ушу, которые получили буддийское посвящение, но не обязательно были монахами либо покинули монастырь, также именуются фаши, причем такое звание дает им местное сообщество, а не они сами. Если внимательно посмотреть, какие в действительности функции они выполняют, окажется, что фаши не обучают людей непосредственно (это за них делают их ученики), но, выполняя определенные упражнения, медитации, или, наоборот, практически мгновенно они способны входить в необычное состояние, в котором начинают говорить или показывать вещи, не характерные для их уровня знания. В этом состоянии они могут врачевать людей на расстоянии. В частности, мне приходилось видеть в провинции Хэнань следующий способ врачевания: фаши садился на стул в паре метров от больного, прикрывал глаза и начинал медленно раскачиваться, затем делал небольшой толчок рукой в воздухе или какое-то смахивающее движение перед собой. На этом лечение заканчивалось, вредоносные духи были изгнаны. Примечательно, что такое лечение нередко оказывалось очень эффективным. В той же провинции Хэнань практически все известные мастера ушу именуются фаши. Поначалу может сложиться впечатление, что это происходит из-за того, что многие из них связаны с буддийской практикой, например, обучались в монастыре Шаолиньсы или у его последователей. Однако термин фаши распространяется прежде всего на тех, кто способен либо «передать истину», то есть быть посредником в передаче духовного знания от верхних духов к ученикам, либо на тех, кто способен входить в состояние транса в момент выполнения комплексов таолу.
По сути, фаши — это воспроизведение древнейшего искусства медиумов. Сам термин фаши встречается еще в древнейших текстах периода Чжоу. Знаменитый востоковед де Гроот наблюдал практику фаши на юге Китая в начале XX в. и пришел к выводу, что так называли неких людей, «захваченных духами». На Тайване фаши выполняет функцию «мастера ритуалов» во время храмовых церемоний, призывая духов спуститься на землю и войти в конкретных людей. В этот момент люди могут задать духам любые вопросы, причем большинство из них интересуют самые бытовые проблемы, например, у духов нередко спрашивают номера лотереи, которые могут выпасть при следующем розыгрыше.
Путешествуя по многим районам Китая, бывая в самых отдаленных уголках и горных районах, я с интересом наблюдал за теми людьми, которых местные жители называют «наставниками» (шифу). Поведение их может показаться странным и далеким от норм того, что обычно принято называть наставничеством или мастерством. Прежде всего, большинство из них не отличается какими-то сверхъестественными или необычайными способностями, например, мастера ушу отнюдь не являются самыми лучшими бойцами, не обладают угрожающим видом. В основном это пожилые люди скромного, а нередко вообще неприметного вида, их лица выражают смущение и даже растерянность, когда их вдруг начинают именовать мастерами.
Думается, путаница происходит из-за абсолютного несовпадения понятия мастерства на Западе и в Китае. Для западной традиции мастер — это могучий и самый лучший боец, строгий и жесткий ментор. В Китае же наставник выполняет совсем иную миссию — он опосредует связь своих учеников с Небом, с духами мастеров предыдущих поколений. И поэтому самое важное — все время находиться рядом с мастером.
Мир ушу знает множество мифов и рассказов о подвигах мастеров, причем именно с этих рассказов начинается обучение в любой традиционной школе ушу. Например, шаолиньская традиция ведет свое начало от индийского монаха-миссионера Бодхидхармы, который девять лет провел в медитативном созерцании, сидя лицом к стене в одной из пещер гор Суншань. Как рассказывают все более или менее известные хроники монастыря Шаолиньсы, именно он стал основателем чань-буддийского учения и боевого искусства шаолиньских монахов. Однако эти предания в их окончательном виде сформировались не раньше XVII в., то есть через более чем тысячу лет после того, как приходил в Китай легендарный Бодхидхарма. Современные же исследования показали, что прямого отношения к ушу Бодхидхарма не имел, к тому же Шаолиньсы никогда не был центром ушу. Это не является секретом и для современных шаолиньских наставников, которые тем не менее регулярно приписывают Бодхидхарме и другим подобным героям древности создание многих боевых и медитативных комплексов, авторство «тайных трактатов». Зачем же эти истории передаются от поколения к поколению?
Думается, это объясняется не какой-то «мистифицированностью» сознания, но использованием древнейшей медитативной техники. Рассказывая о мастерах, пересказывая реальные или, чаще всего, выдуманные истории из их жизни, называя их по имени, ныне живущее поколение последователей тем самым как бы призывает духов древних бойцов на себя. Вспомним, что при исполнении ритуала похорон или поминовения китаец должен многократно называть усопшего по имени, дабы тот не заблудился в мире духов, не превратился в «сиротливую душу», не обратился во вредоносного гуя, а продолжал помогать своим потомкам. Точно так же школы ушу, построенные по принципу семьи, где все считаются братьями-сестрами, отцами-детьми, поминают своих «родственников», устанавливая связь с их духами. Известно много историй о том, как последователи учились во сне, когда к ним приходил наставник, умерший сотни лет назад, и показывал секреты ушу. Мне неоднократно приходилось видеть, как ученики, прикрыв глаза и войдя в медиативный транс, начинали выполнять мощные, жесткие движения, которых до этого никогда не учили, а придя в себя, рассказывали, что им явился некий наставник и стал помогать им.
Вообще образ наставника в духовной традиции Китая сведен к некоему абстрактному мифообразу, абсолютному Учителю, связанному с древними секретами и самой энергетикой древних мудрецов. Будучи передатчиком этой традиции, он отсутствует как индивидуальная личность и являет собой не более чем одно из звеньев в цепи «преемствования духа древних». В этом он также схож с древним магом, ибо в тонком мире для человека не может быть никакой окончательной самоидентификации, у него нет окончательного лика, поскольку его физическое тело является лишь временной оболочкой, тогда как его существование выходит за рамки земной жизни. Такое представление о том, что все внешнее — тленно и временно, а все внутреннее — истинно и вечно, проявилось, в частности, в существовании дихотомии «внешнее-внутренее» (нэй-вай) во всех областях искусства, в интеллектуальных поисках самосовершенствования и политического управления. Причем отнесение ко «внешнему» или «внутреннему» того или иного явления зависит исключительно от позиции самого классифицирующего. Например, все последователи ушу относят свою школу ко «внутреннему» направлению и в то же время всех остальных считают «внешними» или идущими «внешним путем» (вай дао).
Соотнесение со внешним или внутренним никоим образом не связано с техническим мастерством бойца ушу, искусностью живописца или точностью предсказаний гадателя. Существует лишь один критерий — приобщенность к традиции конкретной школы, передача духовного, а не технического компонента традиции. Причем под «духовной передачей» подразумевается способность последователя адекватно воспроизводить то состояние сознания, которое было присуще его наставникам и которое в свою очередь и является «передачей истины» (чжэньчуань). И сегодня, например, наставник, который преподает при Шаолиньском монастыре ушу, но при этом не является воспитанником Шаолиньсы или самой шаолиньской школы, именуется вай ди — «внешний ученик». Традиционными наставниками он отвергается как «плывущий в другом потоке».
Тот, кто находится рядом с наставником, когда он пребывает в состоянии озарения или одержимости духами древних, и есть человек, перенимающий от учителя истинную благодать. Не техническое мастерство, не какие-то секреты передаются последователю, а ощущение, принесенное из потустороннего мира. Это и есть то, что именуется чжэньчуань — «передача истины» (одно из самых расхожих понятий в китайской мистической культуре). Рядом с мастером могут находиться сотни учеников, но лишь нескольким из них посчастливится уловить это ощущение и пережить мистическое откровение. Они и будут называться «воспринявшими истину». Все же остальные получат «ложную традицию» {цзя чуань), хотя проходили точно такое же обучение, как и «истинные ученики», с той лишь разницей, что в силу многих причин они оказались неспособны пережить экстатический транс и мистическое откровение.
В самом понятии «передача истины» или «истинная традиция» нет и оттенка философского созерцания или вопроса «что есть истина?». Истина в данном случае — та благодать, которая ощутимым образом исходит от наставника и рядом с которой надо пребывать. Именно поэтому учитель «учит молчанием», передавая знания одним своим присутствием. 
В реальной жизни это обучение выглядит чаще всего как обычная жизнь рядом со своим наставником в течение многих лет. Ученик вместе с ним странствует по разным местам, принимает пищу, нередко живет в его доме. Преданность и внутренняя благодарность наставнику — важнейшая часть этой традиции, поскольку в противном случае обрывается связь со всеми поколениями предыдущих мастеров и ученик оказывается вне традиции, «вне передачи» и по сути перестает быть учеником.
Имена учеников, которым была «передана истина», обычно заносятся в особые генеалогические книги (цзя пу), существующие у каждой школы ушу, гадателей, каллиграфов, художников. В них подробно указывается, как осуществлялась передача благодати от учителя к ученику, причем такие книги с абсолютной точностью скопированы с обычных семейных хроник. Небольшое количество учеников, занесенных в цзя пу (обычно их два-три), говорит в действительности не о том, сколько человек обучалось у наставника, а о том, сколько испытало соприкосновение с миром духов и способно передавать этот импульс дальше.
В этом смысле становится более понятным известный китайский постулат о необходимости передавать учение «от сердца к сердцу» (и синь чуанъ синь). «Сердце» (также «душа» — синь) в китайской традиции означает совокупность духовно-психических свойств человека и в этом плане логически противостоит «телу» (ти), и таким образом, любое учение есть передача личных свойств и переживаний просветленного учителя. Именно поэтому не существует каких-то секретов, которые можно было бы «подсмотреть», украсть или выдать, — все обучение сведено к особой роли личности наставника, его личного магнетизма, и далеко не всегда его технических знаний.
Смысл жизни такого наставника — в сохранении этого духовного импульса, этой истины, которую нельзя растерять в бренном мире. И ради этого можно пожертвовать карьерой, удалиться на старости лет в уединенную деревню или в горный скит. История донесла до нас слова Шэнь Чоу (1427-1509), одного из четырех великих наставников династии Мин. За год до своей смерти он собственноручно сделал каллиграфическую надпись на своем портрете, написанном одним из художников.
Прямо над своей головой на картине он размашисто начертал: «Некоторые считали, что глаза мои слишком малы. Другие же утверждали, что челюсти мои слишком узки. Я не знаю, да и откуда же мне знать, чего мне не достает? Да и в чем смысл сравнения глаз и лиц? Волнения мои лишь о том, как не утратить истинность. Ко всему же остальному был я столь беспечен все эти восемьдесят лет, и остаюсь им сейчас, когда смерть стоит лишь в шаге от меня». И подписался — «Старик с каменистых полей». 
* * *
То, что нередко представляется нам крайне загадочным, потаенным в китайской культуре, оказывается, наоборот, вторичным относительно действительно мистической культуры. То, что мы видим, можем прочитать или услышать, принадлежит уже к традиции редуцированной, более того — нередко крайне рационалистической. Продуктами многоэтапной рационализации мистического можно считать целый ряд явлений культуры, в том числе философию, живопись и поэзию, китайскую медицину, комплекс боевых искусств ушу, даже фанатичное следование формам приготовления пищи и заварки чая.
Парадокс заключается в том, что для Китая эта эзотерическая традиция не была традицией тайной, недоступной, хотя она и могла быть сокрытой от других людей. Но скрывалась не техника, не приемы и не методики, которые можно либо выучить, либо, как делают многие современные китайцы и европейцы, внешне сымитировать, подражая, скажем, китайскому ушу, а на самом деле занимаясь обычной гимнастикой или спортом. Недоступность истинной традиции обеспечивалась уже самим состоянием, в котором должен находиться человек, дабы вступить в контакт с миром духов, обрести трансцендентацию сознания, покинуть пределы своего физического тела. Ряд методик, например способы медитации, «внутреннего искусства» или ушу, могли подвести человека к определенной черте, способствовать его прорыву в область изначального опыта, но однако все это базировалось на определенной природной предрасположенности человека к трансу. Становится ясно, почему некоторым методикам, которыми технически можно овладеть за несколько месяцев, последователей обучали десятилетиями — у них стремились развить способность к трансцендентации сознания. Например, многие методики так называемых «внутренних стилей» ушу могут быть разучены за весьма короткий срок, порой измеряемый неделями, а техникой всего стиля можно овладеть за пару лет. Тем не менее последователей обучают десятилетиями, раскачивая и разрабатывая их сознание, выводя его за пределы привычных конвенций, вербального опыта.
Нередко для непосвященного наблюдателя китайская культура представляется углубленно-философичной и утонченно-самоуглубленной. Она же, наоборот, нервно-яркая, невротизированная, как невротизирован любой магический ритуал, напрямую обращающийся к сознанию человека. И она не может быть воспроизведена вне самого Китая.

 

 

Шуайцзяо - национальная китайская борьба, основанная на бросках

 
 

Шуайцзяо - национальная китайская борьбаШуайцзяо — национальная китайская борьбаНеобходимость защищать себя, своих близких и свой дом появилась у людей достаточно рано. Ведь без этого ценного умения выживать становилось гораздо труднее. Поэтому основы боевых искусств зародились очень и очень давно. А уже на базе этих начальных и довольно примитивных техник возникли те единоборства, которые изучаются сегодня. В том числе и китайская национальная борьба, которая называется «шуайцзяо». Ее истоки можно найти в тех видах борьбы, которые считались национальными для монгольских и тибетских племен.

Такой, какой ее привыкли видеть сегодня, эта борьба стала во времена правления династии Цин. Тогда при дворе императора был сформирован специальный батальон, в который отбирали самых лучших воинов из всей маньчжурской армии. Основной целью создания этого батальона было проведение зрелищных борцовских соревнований на роскошных императорских пирах. В таких состязаниях победителем называли того, кто в трех поединках дважды повалил противника на землю.

После такой предыстории становится ясно, почему эту борьбу назвали именно так. Ведь «шуайцзяо» переводится как «искусство бросков в поединке». Хотя иногда этот вид борьбы можно встретить и под названием «куайцзяо», что в переводе означает «быстрые броски». Причины появления этого названия тоже вполне понятны, ведь в этой борьбе принято бросать противника сразу после того, как был совершен захват.

Основной упор в шуайцзяо делается не на силу движения, а на его качество. Хотя техники этой борьбы отличаются не только своей сложностью,Основной упор в шуайцзяо делается не на силу движения, а на его качествоОсновной упор в шуайцзяо делается не на силу движения, а на его качествоно и двусоставностью. Т.е. каждая из них представляет собой своеобразную композицию инь и ян. Движения в этой борьбе должны быть прямыми, стремительными, а главное — точно нацеленными. Для начинающего особенно важно научиться правильно совершать броски. Ведь хороший бросок оглушает соперника настолько сильно, что продолжать бой в большинстве случаев уже не приходится. Но для осуществления броска необходимо сначала сделать захват или зажим, а эти умения тоже требуют предварительной подготовки. Как видим, технике рук в шуайцзяо уделяется большое внимание. Но это и неудивительно. Ведь главные отличия между тремя самыми известными стилями этой борьбы кроются именно в движениях рук бойцов. Тогда как броски во всех этих стилях практически одинаковы.

На самом деле количество разнообразных стилей шуайцзяо достаточно велико. Но три из них пользуются особой популярностью. Эти стили развивались в Баодине, Пекине и Тяньцзине. Стиль из последнего города отличается машущими движениями рук, которые должны помочь «прощупать» противника и определить, возможно ли сделать захват. Для пекинского стиля характерны более мелкие движения, которые позволяют сохранить нужную позицию и удержать на расстоянии руки соперника. Кстати, форма бойцов, которые практикуют пекинский стиль, тоже имеет полезные свойства. В частности, она делает проблематичным осуществления захвата противником. Тот стиль, что родом из Баодина, иногда называют «куайшуай», что в переводе означает «быстрая борьба». Он же и является самым известным стилем шуайцзяо. Для него характерны широкие, быстрые и очень мощные движения. Боец, практикующий этот стиль, всегда попытается моментально совершить бросок, минуя захваты и зажимы.

Сейчас шуайцзяо изучают многие, но и раньше эта борьба тоже пользовалась популярностью. Соответственно, в истории шуайцзяо было немало великих мастеров. Одним из которых, кстати, являлся и Чан Дуншэн, который не только в совершенстве владел этим искусством, но и старался по мере возможностей дополнять его. Именно этот человек пытался добавить в шуайцзяо различные болевые приемы и работу с оружием, чтобы эта борьба по праву могла называться одним из стилей ушу.

Боевое ушу

 
 

Ушу представляет собой своеобразную эффективную систему психофизических тренировок, возникшую в древнем Китае. Термин «ушу»Боевое применение ушупереводится как воинское искусство, но это только буквально. Его значение не ограничивается техниками ведения поединков с оружием или голым руками. По своему содержанию термин охватывает целый комплекс методов, средств и приемов физического и морально-психологического совершенствования человека.

Боевое применение ушу обычно является вкраплением в традиционных школахушу . Существует большое количество разнообразных техник, которые направлены на укрепление организма, повышения алертности, энергетики, интуиции бойца. Можно в то же время сказать, что постижение цигун – это начало превращения боевого стиля в путь, то есть узел пересечения совершенствования бойца и самосовершенствования.

В соответствии с традиционной китайской классификацией ушу , существуют его четыре разновидности: поединки с оружием в руках; кулачный бой; парные схватки и поединки с несколькими противниками. Принято разделять весь комплекс ушу на такие основные виды: кулачный бой и борьба; фехтование с применением различных видов оружия; сценический бой; метание в цель различных орудий и предметов.

Основные правила единоборства изложены в древнекитайских трактатах. Весь этот так называемый свод техники написан поэтичным, образным языком. Ограничимся его краткой характеристикой.

Выделяют четыре способа ведения боя: удары ногами и руками, броски, захваты и освобождения от них.

Существует двенадцать принципов, согласно которым движения рук, ног и тела должны быть твердыми как гора, мощными, как волна, легкими, как листок, тяжелыми, как чугун, медленными, как парящий орел, и быстрыми, как ветер. Стоять на двух ногах нужно устойчиво, подобно раскидистой сосне, пустившей корни в землю и способной противостоять могучему урану, на одной ноге — уверенно словно петух. Подниматься следует как обезьяна, опускаться – подобно сороке.

 

Восемь требований заключаются в следующем: стремительные, как падающие метеориты кулаки; быстрые как молния глаза; гибкая как змея поясница; прочная стойка, будто ноги вросли в землю; глубокое дыхание; бьющая ключом энергия; целенаправленная сила; совершенное мастерство.

 

Немалое место в боевом искусстве отводится тактике боя. В этой области существуют свои правила и понятия им соответствующие: следование (действия противника должны сопровождаться контратакой); давление (быстрое нанесение серии ударов); обман (использование уклонов, финтов, уверток, то есть все удары должны быть неожиданными для противника: если показываешь вверх, бей вниз или, повернувшись вправо, уйди влево); отскок (резкий уход за спину противника, в сторону); опережение (внимательное наблюдение за внешним обликом противника позволяет разгадать его намерение начать атаку, которая предотвращается опережающим ударом, финтом, криком); ускользание (нападение на противника сбоку или сзади, но только не в лоб); удар (применение в комплексе основных способов атаки); соизмерение (выяснение соотношения в тактике боя двух противоположных начал).

Эти основные правила техники используются и сегодня. Но, к сожалению, в последнее время термин «ушу», как и «йога» в массовом сознании был дискредитирован и стал обозначать особого вида оздоровительную или спортивную гимнастику в китайских одеяниях или современный спорт без боевого и духовного содержания как такового.

Танец Льва ( 狮子舞 SHIZI WU ).


Наиболе распространенным и зрелищным танцем в юговосточной азии является танец Льва. Существует много разновидностей танцев Львов (в Японии, на Тайване, в Сингапуре, Гонконге, Таиланде, Вьетнаме, Корее, Малайзии, Индонезии...) корни которых, так или иначе, находятся в Китае. Легенда гласит, что Лев – один из девяти сыновей Дракона. Как символ удачи и защиты священные Львы призваны были охранять ворота, двери, дороги от злых духов. Китайский танец Льва условно можно разделить на Северный и Южный танцы. Деление это, кроме географического (северный танец условно распространен к северу от Янцзы, южный соответственно к югу, главным образом в провинции Ганьдун (Кантон)) имеет еще и внешние различия – цвет, орнамент, форма масок и костюма. Танец северного льва и маска напоминает настоящего Льва, его повадки и движения, в то время как южеый лев – более ярко расскрашен, имеет диковенные орнаменты и форму головы. Южный лев известен также под названиями Жуйши и Синши, которые символизируют соответственно счастье или удачу.

Согласно легенде танец Льва был известен уже в эпоху Южных и Северных Династий в 466 году н.э. войска императора Вэнь Ди в войне с южными народами встретились с противником, применившим в сражениях боевых слонов. Китайская армия, столкнувшись с этой незнакомой силой, понесла большие потери и в результате потерпела поражение. Один из военачальников предложил неожиданный выход из создавшегося положения, рассудив, что слоны обязательно должны испугаться львов. Живых львов в Китае никогда не было, но солдаты сшили из пакли и полотна множество «львиных» шкур с ярко раскрашенными масками и с широкими зубастыми пастями. В каждую шкуру помещали по два воина, которые и приводили маску «льва» в движение.

Наступил день решающего сражения. «Львы» укрылись в зарослях, а по краям будущего поля боя солдаты тайно вырыли и замаскировали ямы. Началось сражение, и как только в боевом порядке противника заняли свое место слоны, под грохот барабанов из зарослей выскочили, страшно оскалившись, «Львы». Слоны побежали, сбрасывая седоков, сминая ряды своих войск и проваливаясь в ямы. С тех пор в торжественных случаях китайские солдаты исполняли танец львов. В XIV-XV веках этот танец в праздник Весны появился в деревнях провинции Гуандун, а впоследствии распространился по всему Китаю. При этом он символизировал защиту в новом году от всевозможных несчастий.

Танец льва является традиционным танцем китайской культуры, где исполнители в костюме льва подражают львиным движениям. Костюмом льва может управлять один танцор, который, подражая движениям зверя энергично пружинит и прыгает, одновременно тряся львиной головой, управляя пастью и глазами. Но чаще используют двух танцоров, один из которых управляет головой льва и выполняет движения передних лап животного, другой выполняет движения задних лап, туловища и хвоста. В танце используются акробатические элементы и поддержки имитирующие игру льва, стойки на задних лапах, прыжки и перевороты. Выступление традиционно сопровождаются музыкой барабанов, тарелками и гонгами.

Наиболее популярны в китайской культуре две разновидности танца львов: Северный и Южный Лев. Когда львы приглашаются для церемонии открытия деревни, они сначала выражают уважение местному буддистскому храму, затем залу предков, а в конце церемонии проходят через улицы, чтобы принести людям счастье и защитить их от злых духов.

Во время Китайского Нового Года (春节Праздник Весны), исполнители танца льва из разных школ обходят магазины и офисы компаний, которые подвешивают к центральному входу красный конверт (хунбао) с деньгами, к которому прикрепляется пучок салата. Лев в ритуальном танце должен подойти к салату (иногда используются фрукты – апельсины, бананы, ананасы и т.п.) и как бы съесть его, выплевывая листья, и оставляя себе деньги. Танец льва символизирует удачу в бизнесе, и танцующие за это получают деньги как вознаграждение. Ритуал (традиция) становится обоюдным.

Существует мнение, что в 1950-60 годы в Гонконге и Макао труппы танцоров входили в Триады (гангстерские объединения) которые помимо танцев участвовали в различных поединках между группировками и школами, а сам танец являлся скрытой формой получения дани с различных компаний, магазинов и ресторанов. В современном Китае, Гонконге и Макао танцы Львов превратились в систему физического и духовного воспитания молодежи, проводятся чемпионаты школ, городов, стран, а в последнее десятилетие начали проводить и чемпионаты мира по танцам львов.

Северный лев

На севере обычно львы выступают в паре. У северных львов длинная косматая желто-оранжевая шерсть, один из двух львов с красным или зеленым бантом, который обозначает пол льва.

Северные львы очень похожи на собак породы Пекинес (Fu Dogs, другое название pinyin: shigou – львиная собака) их движения напоминает игру настоящих львов. Акробатика включает стойки на задних лапах, различные балансировки и поддержки. Северные львы иногда выступают как семья: два больших «взрослых» льва и пара маленьких «молодых» львов. Родиной северной разновидности танца считается - Ninghai (宁海县) в Ningbo (宁波).

 

Южный лев

Провинция Гуандун (广东 pinyin: Guǎngdōng) - родина южных стилей танца. Маски южных львов больше напоминают мифических животных, они более яркие, голова льва вооружена рогом и украшена бантами. Южный стиль можно также разделить на несколько направлений, которые на кантонском диалекте китайского языка называются: Fut San (佛山pinyin: foshan), Hok San (鹤山pinyin: heshan), Fut Hok (佛鹤pinyin:fohe), сочетающий направление Fut San и Hock San, Chow Gar и Зеленый Лев - Qing Shi (青狮) популярен в провинции Фуцзянь и на Тайване.

Стиль Fut San адоптирован ко многим школам ушу, для него необходимы мощные движения и сила в стойках. Только наиболее способные ученики допускаются к выполнению танца льва, который представляет данную школу гунфу.

Стиль Hok San наиболее известный современный стиль, сочетает в себе костюм южного льва с движениями танца северного льва. Танец Hok San старается воспроизводить реалистичные движения льва и акробатические трюки. Его более короткий хвост позволяет исполнителям выпрыгивать вверх.

 

Есть три типа львов: Золотой Лев, символизирующий жизнь, Красный Лев, символизирующий смелость и Зеленый Лев, символизирующий единение.

Также можно выделить три образа льва: Liu Bei (劉備), Guan Yu (關羽) и Zhang Fei (張飛) которые представляют исторические характеры героев класического романа «Троецарствие».

Лев - Liu Bei (Лю Бэй) имеет желтую «морду», многоцветный хвост и белую шкуру. Мастерами школ гунфу он изображается как мудрый Лев.

Лев - Guan Gong (Гуань Гун/Юй) имеет красную «морду» и хвост, шкура черная. Он изображается как благородный (великодушный).

Лев - Zhang Fei (Чжан Фэй) имеет черную «морду» и хвост, черную шкуру. Он изображается как наиболее агрессивный лев, используется молодыми мастерами стремящимися утвердить, испытать, т.е. показать себя.